Fruit Punch Samurai
Я не в порядке, я Кацура!
Название: Пожалуйста
Автор: missgreed
Бета: Joui-team
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Кацура Котаро, Саката Гинтоки
Тема: ангст
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Саммари: Он мог бы еще долго подбирать фразы, выискивая самые сильные, ему привычно было убеждать соратников, зажигать пламя в их сердцах, он был вождем подполья со времен самого окончания войны... но глядя на Гинтоки, Кацура Котаро просто не мог больше продолжать.
Примечание: фик написан на конкурс Joui Wars для команды Джои

Кацура задумался так глубоко, что вздрогнул, когда тишину нарушил негромкий смех. Он с недоумением повернул голову на звук. Гинтоки снова искренне, от души, рассмеялся.
— И все-таки это было весело. Правда, Кацура? Ты так не думаешь?
Кацура повернулся всем телом и нахмурился, пытаясь понять, что Гин имеет в виду.
— О чем это ты — "весело"? Все должно было пойти совсем не так.
— Бомбы не совсем твое призвание, — продолжал веселиться Гинтоки. — Тебе надо было оставить это Шинске. Вот кто может подорвать водонапорную башню взрывчаткой размером со спичечный колобок.
Кацура поджал губы, но, посмотрев на искренне веселящегося Гина, передумал злиться и тоже растянул губы в улыбке.
— Да, — признал он, — в моей работе бывают проколы. Но не так часто, как тебе сейчас кажется, так что не над чем смеяться. Я рассчитывал, что ты будешь рад вернуться к прежним временам, когда мы сражались бок о бок. Неужели ты не скучаешь, Гинтоки? Тебя не задевают эти пришельцы, разгуливающие по дорогам нашего города? Они ведут себя так, будто все здесь принадлежит им...
— Но ведь, — медленно проговорил Гин, — так и есть.
Он перестал смеяться, став совершенно серьезным. Алые глаза сузились, приобретая стальной блеск. Рот вытянулся в жесткую линию. Любому из тех, кто знал его лишь в последние годы, это лицо показалось бы незнакомым, но Кацура, наоборот, кивнул. Для него именно это и был настоящий Гинтоки.
Однако то, что Саката начал говорить, заставило Кацуру хмуриться.
— Мы проиграли свою войну много лет назад. — Гинтоки иронично усмехнулся, еще одна непривычная гримаса. — Нельзя съесть одно и то же парфе дважды. Есть свое достоинство в том, чтобы принять судьбу с честью.
Кацура стиснул рукоять катаны так, что кожаная оплетка заскрипела. Взгляд его расширившихся глаз упал на деревянный меч, который друг носил за поясом вместо настоящего меча.
— Поэтому ты и ронин, - прорычал он. – Гинтоки! Не ты ли был тем, кто сказал — сдаваться еще рано?!
— Только слова, — задумчиво и тихо произнес Гинтоки. Проронил, глядя в пол. И добавил, поднимая глаза: — Люди могут говорить, что им вздумается, никакие их слова не изменят существующее положение вещей. Мир уже изменился. Прошлое не вернуть назад. Ты видишь, что происходит? Корабли аманто не просто принесли толпы пришельцев, жадных до нашей земли. Они принесли другое время. Мы в будущем. Мог ли когда-либо учитель Шийо представить, что жизнь со звезд дотянется до нас? Мог объяснить это нам? Кто-нибудь понял бы, что такое "бластер", "космический корабль", "ято", "шинра"? Мы приняли за демонов существ, которые раз за разом вставали с земли, не обращая внимания на то, что их проткнули катаной насквозь. А это просто другие люди... Не такие, как мы, но тоже люди с двумя ногами и головой на плечах. С нас хватит войны, Зура. Давай научимся жить мирно.
Кацура, который внимательно слушал, резко пошевелился, как будто желал сбросить с себя оцепенение.
— Во-первых, я не Зура, а Кацура. Во-вторых, с кем ты предлагаешь жить мирно? С собаками, которые нас в грош не ставят? Со свиньями и коровами, которые ходят на двух ногах и забивают на мясо наших детей? Или с такими же, как ты выразился, людьми с двумя ногами и головой на плечах, которые затаскивают наших женщин под землю и продают каждому желающему, как шлюх?
— Но их покупают. И не аманто, а обычные люди. В прошлом — даже самураи.
— Так по-твоему, это нормально? Оглянись, Гинтоки, раскрой глаза! Знаю ли я, что тебя гнетет? А почему ты думаешь, что не знаю? Меня, думаешь, не посещают такие же мысли? Зачем вести битву, которая уже давно проиграна, спросишь ты? Если победа не нужна людям, зачем сражаться дальше, так, скажешь ты?
Гинтоки молчал, но еле заметно покачивал головой. Это можно было понять и как нервное движение, и как неосознанное согласие. Кацура набрал воздуха в грудь и продолжил с еще большей энергией:
— Сдаваясь, ты предаешь не только себя. Ты предаешь своих товарищей по команде. Всех тех, кто сражался и умирал за правду, в которую верил раньше и ты. Больше того, предается сама идея, за которую страдали, воевали, умирали! Ты готов взять эту ношу на себя?
Гинтоки поднял руку, останавливая его.
— Для меня они живы. Учитель. Ребята. Все, кто сражался с нами тогда, они все живы. Я храню в памяти воспоминания о них. Я не хочу участвовать в новой войне, порождая новые и новые жертвы. Неужели мы не можем забыть все и жить заново?
— Не можем, — медленно проговорил Кацура. На него навалилась безмерная усталость — будто все, накопленное за все эти годы, в один миг опустилось на его плечи. – Никак нельзя, Гин. Посмотри в это небо — разве ты не видишь корабли? Разве это наше небо теперь? Нам не дадут мира, пока мы не вырвем его у аманто зубами!..
Гинтоки молчал так долго, что Кацура уже подумал, что он и не заговорит больше. Но потом вдруг Саката разлепил губы.
— Я устал воевать. Еще много лет назад. Пожалуйста, больше не втягивай меня в свою войну.

И вот на этом "пожалуйста" Кацура сломался. Он мог бы еще долго подбирать фразы, выискивая самые сильные, ему привычно было убеждать соратников, зажигать пламя в их сердцах, он был вождем подполья со времен окончания войны... но глядя на Гинтоки, Кацура Котаро просто не мог больше продолжать. Как если бы ком встал в горле, запрещая говорить. Эхо их общей давней боли докатилось до него, заставив онеметь. Кацура молча встал, поправил ножны и повернулся, чтобы уходить.
— Пока, Зура, — сказал Гинтоки ему в спину.
А Кацура впервые за все время промолчал.

@темы: PG-13, Джен, Фанфикшен