07:44 

Fruit Punch Samurai
Я не в порядке, я Кацура!
Название: Нормальные герои
Автор: Gretchen_Ross
Бета: Joui-team
Размер: мини
Персонажи: Саката Гинтоки, Кацура Котаро, аманто
Тема: джен
Жанр: приключения, юмор
Рейтинг: PG-13
Саммари: Нормальные герои всегда идут в обход…
Примечание: действие разворачивается в то время, когда Гинтоки, Такасуги и Кацура уже присоединились к Джои, но еще не успели стать командирами.
фик написан на конкурс Joui Wars для команды Джои

Гинтоки по-пластунки подполз к груде камней, приподнялся на локтях и вытянул шею.
– Лагерь, – объявил он.
– Аманто? – шепотом спросил Кацура и подобрался ближе.
Гинтоки промолчал: вопрос был риторическим. Он еще раз высунулся из-за камней, разглядывая строгие ряды шатров. В дальнем конце лагеря дымилась полевая кухня, чуть сбоку находились деревянные сортиры. В центре высилась палатка военачальника – ее легко было узнать по тому тщанию, с которым ее поставили. По лагерю ходили аманто в военной форме цвета детского поноса и переговаривались на своем инопланетном языке. Скосив глаза, Гинтоки увидел, как на скулах Кацуры выступили красные пятна, а пальцы инстинктивно сжались на рукояти катаны.
– Пошли, – сказал Гинтоки и пнул товарища локтем в бок.
Кацура обернулся:
– Куда?!
– В обход, – невозмутимо откликнулся Гинтоки и задом пополз обратно. – Ты ж не собираешься выхватить оружие и кинуться на них с боевым кличем?
Кацура состроил недовольную гримасу и, поколебавшись, двинулся следом за Гинтоки.
– Кидаться с боевым кличем – не собираюсь. А вот если мы дождемся ночи, и тогда подожжем лагерь…
Гинтоки стукнулся коленом о толстый корень, выпиравший из земли, и зашипел от боли.
– Зура, ты балбес! – с чувством заметил он.
– Я не Зура, я Кацура!
– С тем, что ты балбес, ты не споришь? – ехидно поинтересовался Гинтоки и поспешно продолжил, пока Кацура не успел ему возразить: – Зура, мы не будем с ними связываться… потому что не будем.
Кацуру такое объяснение не удовлетворило. Он поднялся на ноги, отряхивая хакама, и сердито посмотрел на Гинтоки.
– Во-первых, я Кацура. Во-вторых, мы поможем нашим войскам, если подорвем силы и боевой дух противника. То, что лагерь оказался на нашем пути, это знак…
– Хватит, хватит! – замахал руками Гинтоки. – Я все понял! Ты очень хочешь их поджечь, отлично… – Он на секунду задумался, пытаясь придумать вескую причину, почему аманто стоило оставить в покое – идея нападать вдвоем на целый взвод Гинтоки совсем не нравилась. Причина нашлась быстро: – Но нам надо выполнить задание! Нас ведь послали не просто так, поискать, нету ли поблизости какого-нибудь лагеря, где можно устроить диверсию, а доставить донесение капитану Акияме. Так что задерживаться нельзя.
По лицу Кацуры он понял, что попал в цель: ничто так не действовало на товарища, как рассуждения о долге. Кацура нахмурился и потер лоб тыльной стороной ладони; оглянулся через плечо, туда, где оставался вражеский лагерь. Уходить просто так ему не хотелось.
– Ну и каким путем ты собрался идти в обход? – ворчливо поинтересовался он.
О таких мелочах Гинтоки еще не думал, но признаваться Кацуре в том, что наготове нет подходящего плана, не собирался. Оглядевшись по сторонам, он уверенно махнул рукой вправо:
– Через лес!
Кацура скептически хмыкнул, складывая руки на груди.
– Просто заложим небольшой крюк, – вдохновенно говорил Гинтоки, вытаскивая из-за пояса карту и размахивая у Кацуры перед носом. – Пройдем вот тут… Свернем… И выйдем за лагерем! Проще простого!
– Тут болота, – указал Кацура, выхватывая карту и внимательно изучая. – Потонем вместе с пакетом. А если обходить лес, то получится совсем долго. А вот если мы дождемся ночи…
– Хочешь – оставайся! – оборвал его Гинтоки. – Конверт все равно у меня, и я иду в обход.
Он решительно направился к ближайшим деревьям, твердо уверенный, что не пройдет и пяти минут, как Кацура его догонит.
Лес встретил их запахом сырости и жужжанием комаров. Почва легко пружинила, пахло сыростью: болота и в самом деле были совсем близко. Гинтоки шел первым, время от времени сверяясь с картой, но чаще выбирая дорогу наугад: он не сомневался, что чувство направления его не подведет. Сперва нужно было забрать вправо, чтобы отойти от лагеря подальше, а потом опять свернуть влево. Ничего сложного. Кроме того, согласно карте лес был небольшим – заблудиться Гинтоки не боялся.
– Будь осторожен, – недовольно бухтел за его спиной Кацура. – Тебе не кажется, что мы ходим кругами?.. И смотри, куда наступаешь!
Гинтоки, как раз пробиравшийся сквозь заросли низкорослого кустарника, только фыркнул в ответ. Какой все-таки Кацура зануда. В следующий раз стоит идти на задание с Такасуги – этот хотя бы не кудахчет, как курица-наседка.
– Я смотрю, куда наступаю, – сказал он.
И тут же провалился по плечи в трясину.
– Не шевелись! – рявкнул Кацура, и Гинтоки, словно по команде, отчаянно задергался, пытаясь выбраться из болота.
Вязкая жижа тянула его вниз, пропитавшаяся влагой одежда отяжелела и сковывала движения. Гинтоки погружался – и ничего не мог с этим поделать. Перед глазами промелькнула вся жизнь, и даже немного посмертия: Гинтоки словно воочию увидел собственные похороны, на которых капитан Акияма скорбно качает головой и говорит: «Он простой конверт не смог доставить как следует». Трясина тем временем затянула его по шею. Гинтоки поднатужился, задирая подбородок как можно выше:
– Зура!!! Спаси меня!
– Я не Зура!!! – И чужие пальцы изо всех сил дернули Гинтоки за волосы. Перед глазами поплыли красные круги.
– Ты не Зура, ты идиот!.. – взревел Гинтоки. – Пусти!..
– Я не пусти… пущу… – прохрипел Кацура и удвоил усилия. Болото бурчало и чавкало, не желая расставаться с добычей, Гинтоки выл, не желая расставаться с волосами.
– Больно!.. Кретин! – заорал он, вскинул кулак, чтобы дать Кацуре по шее… и вдруг понял, что рука, которая еще минуту назад увязала в болоте, теперь свободна. – Тащи сильнее!
Кацура прошипел что-то неразборчивое и снова дернул. Нагнулся и подхватил Гинтоки под мышки. Дело пошло живее, и через несколько минут они оба, задыхающиеся и перемазанные тиной, лежали на твердой земле. Гинтоки сунул руку за пазуху и нащупал конверт с донесением – весь мокрый и разбухший, зато целый.
– Все! – твердо произнес Кацура, садясь, и в его глазах сиял неукротимый огонь. – С меня хватит! Мы поворачиваем назад!..
Гинтоки просто кивнул, опасаясь, что дрожащий голос его выдаст. Гордость требовала, чтобы он поспорил с Кацурой и настоял на продолжении похода через лес, но инстинкт самосохранения решительно и довольно грубо приказал ей заткнуться. Ноги еще немного дрожали после купания в болоте, и кожа покрылась противными пупырышками, но Гинтоки совладал с собой. Поднявшись, он одернул хаори и твердым шагом направился туда, откуда они пришли.
– Надо взять левее, – поймал его за локоть Кацура.
– Зура, отвали! Прошлый раз говорил мне под ногу, и чем дело закончилось?!
– Мы не туда идем! – раздраженно заметил Кацура, оглядываясь по сторонам. Гинтоки с удивлением отметил про себя, что приятель даже не ругается по поводу дурацкого прозвища.
– Мы идем назад! – ответил он, но уже не так уверенно, как прежде.
– Не знаю, куда мы идем, но уж точно не назад! – упорствовал Кацура. – Здесь мы не проходили, я бы этот пень запомнил!
Гинтоки с досадой посмотрел на большой, поросший мхом пень и от души пожелал ему рассыпаться в труху. Не хватало только поругаться с Кацурой из-за этой деревяшки.
– Сдался тебе этот пень, главное, из леса выйти! Вон уже просвет между деревьями, значит, все верно! – Гинтоки обломал ветку орешника, которому выпало несчастье вырасти у них на пути, и устремился вперед. – Видишь, расчудесно вернулись назад, а ты еще и недоволен… был.
Лес действительно заканчивался. В паре метров от последних деревьев стояли рядком деревянные будки, за которым начинались ряды шатров – лагерь аманто. Гинтоки протянул руку и бездумно дернул за одну из неплотно прилегавших досок, просто чтобы удостовериться, не обманывают ли его глаза. Кацура рядом сдавленно кашлянул.
– Гинтоки. Пошли отсюда.
– Ага, – согласился Гинтоки и дернул сильнее.
В будке что-то треснуло. Она дрогнула, накренилась, и доски, словно лепестки огромного цветка, веером легли на землю. В центре, на деревянном сортире, сидел аманто. И читал книжку.
Сперва он, похоже, не понял, что, собственно, произошло. Затем медленно поднялся, переступил с ноги на ноги и повернулся, целомудренно прикрываясь книжкой.
– Привет, – сипло сказал Гинтоки, в глубине души уповая, что происходящее – просто дурной сон.
Аманто шумно сглотнул. Кажется, он тоже надеялся, что ему всего лишь сниться кошмар. Кто-то в лагере заметил развалившуюся туалетную будку и теперь громко звал товарищей.
– Гинтоки, – произнес Кацура совершенно спокойным голосом. Гинтоки испытал острую благодарность судьбе за то, что на это задание его отправили с Кацурой, невозмутимым, надежным Кацурой. Пойти куда-то с Такасуги? Нет, нет и нет. Ни за какие коврижки. – Гинтоки. Бежим.
Второго приглашения не потребовалось. Развернувшись на каблуках, Гинтоки помчался в лес: не разбирая дороги, спотыкаясь о кочки и ломая ветки деревьев. Что-то стукнуло его по затылку. Гинтоки, вывернув на бегу шею, заметил инопланетную книжку, сиротливо валявшуюся на земле, а ее хозяин спешно натягивал штаны, готовый броситься в погоню. Под ногой хлюпнуло, и Кацура пронзительно крикнул, подтверждая худшие опасения Гинтоки:
– Осторожно! Топи!
– Беги по кочкам! – скомандовал Гинтоки.
На следующем же шагу он увяз по колено и выдернул ногу только чудом – мысль об отряде аманто за спиной придавала сил. Сзади раздался пронзительный вопль: их преследователи тоже поняли, что забрались в трясину.
– Мы завели их в болото! – выдохнул Кацура.
– Так это же хорошо?!
– Хорошо?! Ты, кретин… вместо того, чтобы… дать мне… устроить… нормальную диверсию!.. заставил бегать с ними по болотам!.. Какое, мать твою, хорошо?!
– Извини… – брякнул Гинтоки. Вместо ответа Кацура только злобно сверкнул глазами.
Лес, казавшийся на карте крошечным, был бесконечен. Гинтоки перепрыгивал с кочки на кочку, хватался руками за кусты и камыши, проваливался в трясину по щиколотку и снова из нее выбирался. Конверт с донесением бил по ребрам. Аманто что-то злобно орали – если бы у Гинтоки и Кацуры нашлось время остановиться и послушать, они наверняка узнали много интереснейшего инопланетного мата, – но не сдавались.
– Да когда… все это… кончится!.. – прохрипел Кацура, вырываясь из цепких лап низкорослой сосны. На ветке остался висеть кусок хаори.
Боги его услышали: болота перешли в обычную почву, а затем Гинтоки и Кацура выскочили на равнину, раскинувшуюся у подножия холма.
– Да! – торжествующе выкрикнул Гинтоки. Радоваться было рановато, но теперь им хотя бы не грозила опасность утонуть…
Зато, как оказалось, грозила опасность погибнуть иным способом: на холме был разбит еще один лагерь противника – и там как раз заряжали орудия. Первый снаряд разорвался в нескольких шагах от них. Гинтоки швырнуло в сторону: в ушах зазвенело, перед глазами вновь поплыли алые круги, как будто Кацура опять вырывал у него волосы. Залпы грохотали один за другим.
– Сюда! – Кацура толкнул его куда-то вбок, и Гинтоки кубарем полетел вниз.
В себя он пришел на дне воронки от взрыва: аманто не жалели боеприпасов, чтобы достать двоих из Джои. Откуда-то сверху посыпалась земля, забиваясь Гинтоки под воротник.
– Что там такое?!
Кацура задрал голову и сердито выругался.
– Они стреляют по своим!.. По тем, кто нас преследовал!
– Ну хоть это хорошо?! – выпалил Гинтоки и тут же пожалел о сказанном: он еще ни разу не видел Кацуру в таком бешенстве.
– Я. Мог. Устроить. Нормальную диверсию. Вот этими. Самыми. Руками. – Кацура поднял сжатые кулаки, и Гинтоки понял: теперь вот этими самыми руками приятель готов его придушить. – А из-за тебя!..
– Надо выбираться отсюда, – быстро перебил Гинтоки. – Карта!..
Карта, искупавшаяся в болоте вместе с ним, сейчас едва ли могла помочь заплутавшему путнику. Краска потекла, и очертания полей и лесов слились в одно огромное серое пятно.
– Мы были в левом верхнем углу, это я точно помню, – пробормотал Гинтоки. – Только я не уверен, где у нее теперь верх, а где низ…
Очередной снаряд попал в самый край воронки, и вместе с землей на голову Гинтоки свалился контуженный аманто. Не говоря ни слова, Кацура швырнул карту прочь и на четвереньках выполз из воронки. Направление он выбрал единственно верное – как можно дальше от взрывов и всех этих чокнутых инопланетян.
До лагеря капитана Акиямы они добрались глубокой ночью. Солдаты, несмотря на поздний час, торопливо вооружались и готовились к бою.
– Где вас носило так долго?! – набросился на Гинтоки молодой адъютант. – Мы ждали вас еще утром! А сейчас у капитана уже нет времени читать донесение, которое вы принесли: мы выдвигаемся! Разведчик доложил, что у аманто творится что-то невообразимое…
– Что, до сих пор творится? – удивился Гинтоки, но тычок под ребра заставил его замолчать и протянуть адъютанту то, что еще несколько часов назад было конвертом.
Адъютант с изумлением принял влажный осклизлый брусок.
– Что это? – потрясенно спросил он, с немалым трудом вытаскивая намертво слипшуюся пачку бумаг. На титульном листе невозможно было разобрать ни единого иероглифа, и только по красноватым разводам внимательный читатель сумел бы угадать, где начинались новые фразы.
– Донесение, – отважно объяснил Кацура.
Адъютант посмотрел на них, как на сумасшедших.
– Подумать только, – произнес он, – они простой конверт не смогли доставить как следует!
– Думаю, надо добиться повышения, – меланхолически заметил Гинтоки, когда адъютант ушел. – Тогда мы будем посылать других с донесениями… И никто больше нас не упрекнет, что мы не справились с такой ерундой.
Кацура согласно кивнул.

@темы: PG-13, Джен, Фанфикшен

URL
Комментарии
2013-02-01 в 08:19 

Сова А.
Война войной конечно, но без юмора не обошлось) очень насыщенно и интересно)

   

Кацутама

главная